Стать музыкантом дано всем!

12-1Начало сентября - плодотворное время. Особенно для искусства. По осени ведь считают не только цыплят, но и учеников, в том числе и в музыкальных школах.

Именно в это время проходят вступительные экзамены, или, как говорят сами педагоги, прослушивания, во время которых и определяют, будет ли ребенок зачислен.
Экзаменов у нас, скорее, по привычке, чем из необходимости, принято побаиваться. Хотя в данном случае они призваны скорее создать торжественную и необычную атмосферу.
- Это в первую очередь дополнительная мотивация, - утверждает Илона Семицкая, педагог высшей категории, криворожанка, в данный момент работает в музыкальной школе китайского города Ченду. - Неужели кто-то считает, что для маленьких деток всерьез устраивают полноценные экзамены?
Людмила Волнова, кстати, примерно так и думала. И целый год потратила на подготовку своей дочери, Даринки. Мы встретили их возле музыкальной школы №1 (Цент­рально-Городской район).
- По себе знаю, что музыка требует очень серьезного подхода, - рассказала Людмила. - Я в детстве училась играть на фортепиано, но из-за переезда родителей обучение пришлось бросить. Вступительный экзамен помню в деталях, хотя с тех пор прошло лет тридцать. Нужно было спеть песню, а я не попадала в ноты и забыла слова. А потом не угадала, какую нажали клавишу. Было очень стыдно.
Даринка, которой в июле исполнилось восемь лет, слушает маму и улыбается. Она чувствует себя готовой - в ее репертуаре более двадцати детских песенок, знакомство с нотами, поставленные руки и основы сольфеджио - все-таки год занятий с репетитором.
- Сто гривен в час, - цену Людмила называет неохотно. - А по городу в среднем один урок стоит сто пятьдесят. Но это для тех, кто уже умеет играть. Совсем маленьких брать не хотят. Нам когда отказывали, говорили, чтоб мы пару лет в музыкалке отучились, а потом уже приходили. А мы еще даже инструмент не выбрали. Бабушка уговаривает на флейту, я, конечно, за пианино…
- А я петь хочу, - перебивает Даринка. - Хочу быть певицей, - и, прыгая вокруг мамы, заводит веселую песенку. Предстоящего экзамена девочка совсем не боится - она уверена, что все пройдет хорошо.
- Страх может убить музыканта, - говорит Илона Семицкая. - Страх и лень. С ними надо уметь бороться. А еще лучше - даже не знать, что это такое.
- Как проходят вступительные экзамены в детские музыкальные школы? Нужна ли профессиональная подготовка?
- Не экзамены, а прослушивание. И без него, в принципе, можно бы и обойтись, это больше дань традициям. Ребенка просят спеть песенку, повторить несложный ритм за учителем, угадать ноту - на этом все. Нет цели отсеять слабых. Это не конкурсный отбор, ведь и конкурса-то никакого нет. И уже много лет.
- Неужели так мало желающих учиться в музыкальной школе?
- Желающих поступить достаточно. А вот желающих учиться - действительно мало.
- Не всем дано быть музыкантом?
- Дано всем. Каждому в своей степени, но всем. За тридцать пять лет я всего один раз видела ребенка полностью без чувства ритма. Да и то, когда моя коллега нашла подход, ситуацию удалось немного исправить. Научить можно любого. Да, не всем стать виртуозами, не всем блистать в Карнеги-Холле, но играть красивую музыку - этому вполне можно научиться. Нужно только желание.
- С этим проблемы?
- Огромные. У большинства. Учеба - это тяжелый труд. Любая учеба. Ребенок учится в школе: писать, читать, считать - мозг расходует огромное количество энергии и сильно устает. А параллельно надо учиться играть - невзирая на усталость. Это дополнительная нагрузка. И выдержать ее нелегко - особенно деткам.
- Что вы можете посоветовать?
- Только одно: участие родителей. Недостаточно заставить сына или дочь взять в руки инструмент и отстоять положенные полтора-два часа в день. Такой подход даст в итоге утомление и ненависть. К инструменту, музыке, а по итогам - и к себе самому. У меня была ученица, которая по-настоящему стыдилась саму себя из-за того, что не могла справиться с программой за пятый класс. Но если родители занимаются вместе с ребенком, вплоть до того, что и сами пытаются извлечь из инструмента звук, если они по-настоящему заинтересованы - то тогда будет результат.
- Много детей бросает музыкальную школу?
- Статистику я не веду, но примерно четверть. Но просто бросить учебу - не самый худший вариант. Многие, уступая родителям, продолжают учиться, хотя здесь я бы сказала, скорее, мучиться. Они особо не стараются - а зачем? Главное, кое-как сыграть, получить свои шесть баллов, чтобы мама не кричала - и на том все.
- Такой подход не исправить?
- Каждый случай индивидуален. У всех по-разному. Кому-то помогают конкурсы - ученик видит других детей, слышит, как они играют, понимает, что достиг определенного уровня и пытается его улучшить. Иногда помогает смена инструмента. Иногда даже в выпускном классе ученик вдруг понимает, что флейта - совершенно не его, а вот аккордеон - как раз то, что нужно. И хотя таких случаев единицы, но они бывают.
- Какой инструмент освоить проще всего?
- Не бывает простых инструментов, как не бывает и сложных. Это музыка. Искусство. Для того, чтобы извлечь приличный звук, надо трудиться. Упорно и много. Сначала будет очень сложно, практически невозможно - руки затекают, ноги дрожат, глаза разбегаются, мозги путаются - ничего не получается. А потом, с каждым годом - все легче и легче.
- Сколько лет длится обучение?
- Всю жизнь. Но в детской музыкальной школе - от пяти до восьми лет. Народные инструменты - пять-шесть лет. Струнные, фортепиано - семь-восемь.
- Как много нужно заниматься?
- Начинать следует с часа. Ежедневно. На второй-третий год - два часа. Это минимально. Ближе к выпускным классам рекомендуют увеличить время занятий до трех часов. Но, в любом случае, это не аксиома - для каждого ученика учитель подбирает индивидуальный план занятий. Кому-то легко выстоять три часа без перерыва, а кто-то теряет концентрацию уже через двадцать минут.
- Что любят играть современные дети?
- Музыку из игр и фильмов. Это и неплохо, ведь есть разные переложения, одну и ту же мелодию можно использовать для разных учебных целей. Очень популярна тема из «Пиратов Карибского моря», песня Эльзы из «Ледяного сердца», один из учеников, помню, сам нашел и принес ноты, чтобы сыграть музыку из своей любимой игры - «Скайрим». Мы вместе транспонировали в удобную тональность, он многому научился.
- С какого возраста лучше всего начинать занятия музыкой?
- Здесь несколько мнений. Кое-кто утверждает, что чем раньше, тем лучше. Начинают заниматься с детками в три годика. Дают им ту же скрипочку, смычок - и пытаются чему-то научить. Добиваются идеальной постановки. А ребенок-то не особо понимает, что происходит, он же хочет просто баловаться, смеяться, играть он хочет, а не скрипкой заниматься. Но свои плоды этот подход дает. Иногда. Есть и прямо противоположный - учиться можно начинать абсолютно в любом возрасте. Я лично знаю человека, который привел в музыкальную школу сына, а через два дня, подумав, записался и сам. Шахтер, кстати, ему под сорок лет. Осваивает скрипку вместе с детишками. Счастлив.
- То есть, не важно, когда начинать?
- Важно. Смотря, какая поставлена цель. Профессиональным музыкантом не стать, если прийти в музыку после двадцати. Исключения есть, но их немного. Мы обычно советуем начинать лет в шесть-семь. Ребенок адаптивный, руки пластичные, взрослым верит - можно заниматься.
- А позже в музыкальную школу примут?
- Примут. Музыкальная школа - это ведь первая, начальная ступень образования. Мы готовим музыкантов-любителей и слушателей музыки.
- Слушателей?
- Конечно. Музыка - универсальный язык, она понятна каждому, это так. Но если знать, к чему прислушаться, знать, что, как и почему играет - тогда можно получить куда больше удовольствия. Высокий уровень культуры. Теоретические знания. Вот то, что для этого необходимо.
- И музыкальная школа этому учит?
- Во всяком случае, мы стараемся. Кроме специальности, есть и другие дисциплины. Мы даем основы теории и истории музыки, стараемся, чтобы к музыкальному произведению, которое предстоит сыграть или послушать, ученик подходил комплексно - с пониманием.
- Практические или теоретические навыки - что важней в музыке?
- Нет в мире профессионального музыканта, не владеющего теорией. Дэвид Гарретт, Ицхак Перлман, Георге Замфир и все прочие - они прекрасно разбираются в теории и в то же время - великолепные практики. Одно без другого невозможно.
- Много ли учеников становятся профессионалами?
- Единицы. Продолжает обучение примерно десятая часть от общего числа выпускников - они идут или в наш музыкальный колледж, или в педагогический университет. Музыкальная карьера дается не каждому. Но ведь это и не каждому нужно. Не каждый, кто изучал информатику в школе, становится программистом. С музыкой точно так же.
- Какие перспективы у музыканта? Можно ли заработать музыкой на жизнь?
- Заработать можно. Можно даже прославиться и разбогатеть. А можно разочароваться и опуститься. Все зависит не от музыки, а от человека. Кто-то учится, записывается - и устраивается в профессиональные оркестры. У них часто есть вакансии, там предлагают выгодные контракты, гастроли, поездки. Кто-то устраивается преподавателем. В ту же музыкальную школу. Это неплохой выбор. Учитель - работа хорошая и честная.
- К чему следует быть готовым, записывая ребенка в музыкальную школу?
- К тому, что в основе музыкального образования - ежедневный тяжелый труд.
- И все? Настолько мрачно?
- От этого никуда не деться. Если ничего не делать - то ничего не получишь. Но мы же работаем с детьми. Поэтому у нас другие подходы. Более мягкие, что ли. В Кривом Роге, как мало в каком городе Украины, постоянно проходят мероприятия, на которых играют дети. У нас очень много конкурсов. Каждый учитель старается, чтобы его ученики принимали участие, чтобы выходили на люди, чтобы играли перед зрителями. Иногда приходится уговаривать, упрашивать, убеждать.
- В Китае, по вашему опыту, ситуация такая же?
- Я бы сказала, прямо противоположная. Здесь в основе всего - конкуренция. Не приходится мотивировать, не приходится искать подходы. Ребенок приходит на занятие, готовый к тяжелому труду. Он понимает, что если будет много и хорошо заниматься, то станет лучше остальных - и потом заработает больше денег. Потому что вокруг очень много людей. Практически с такими же навыками и умениями. Хочешь не пропасть, не затеряться в толпе - значит, должен работать больше.
- Есть ли у наших музыкальных школ перспектива? По сравнению с тем же Китаем.
- У нас в первую очередь учат играть музыку. Да, в технике средний китаец, может, и превосходит европейца. Но техника - лишь одна из многих составляющих. В музыке есть душа. Есть эмоции. Извлечь их, почувствовать, показать, передать слушателям - это задача, которая под силу единицам. Поэтому перспектива есть.
- Что вы можете посоветовать тем, кто поступает в музыкальные школы в этом году?
- Не бояться. Не лениться. Слушаться родителей. И заниматься. Много, упорно и терпеливо заниматься.

Антон МОСТОВОЙ

Не губите, братцы, рыбу

6-1Корреспондент «Пульса» «ловил» браконьеров на Карачуновском водохранилище. Рейду предшествовал визит в село Вольное. Здесь находится одна из баз Днепровского рыбоохранного патруля. Весной нынешнего года главным инспектором по Криворожскому району стал Андрей Турченко. Он заведует отделом охраны водных биоресурсов Управления государственного агентства мелиорации и рыбного хозяйства в Днепропетровской области. Рыбоохранный патруль был создан четыре года назад вместо ликвидированных органов рыбоохраны, которые были объектом многочисленных нареканий со стороны рыбаков и предпринимателей.

Подробнее: Не губите, братцы, рыбу

К ордену Ленина - пуля в затылок

12-185 лет назад - 31 августа 1936 года - Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление: прекратить «травлю» директора Криворожского металлургического завода Я. И. Весника, отменить решение об исключении его из партии. Этот же документ предписывал: за допущенные «перегибы» снять с должности 1-го секретаря горкома ВКП (б) Украины Е.Я. Левитина...
Это решение партийной верхушки приостановило «охоту на красных директоров» и на какое-то время отсрочило готовящиеся аресты. Они начнутся менее, чем через год - после загадочной смерти наркома тяжелой промышленности СССР Серго Орджоникидзе (18 февраля 1937 г.) и выхода совершенно секретного оперативного приказа народного комиссара внутренних дел СССР №0044 от 30 июля 1937 года «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», одобренного Политбюро. С конца июля 1937 и до декабря 1938 года было арестовано, по разным подсчетам, от 1,3 до 1,7 миллиона человек. Свыше 680 тысяч - расстреляли. В это число попали и главные герои этой статьи: Яков Весник - первый директор КМК, а также два типичных партфункционера той эпохи - первые секретари Днепропетровского областного и Криворожского городского комитетов ВКП(б) Украины Мендель Хатаевич и Ефроим Левитин.
Через призму их судеб, через анализ выбранных ими стратегий поведения можно более детально исследовать технологии Большого террора. Разобраться в этом в какой-то мере мне помогли малоизвестные документы, которые хранятся в фондах Российского государственного архива социально-политической истории. Они приоткрывают тайны криворожской летописи начала второй половины 30-х годов. Это был период наиболее массовых политических репрессий. Но прежде давайте познакомимся с главным героем нашего повествования.

Из плеяды идеалистов
Фамилия Весник хорошо знакома криворожанам. Люди старшего поколения хранят память об одном из первых «командармов» советской индустрии Якове Ильиче. Большинство же из нас были наслышаны о его сыне - народном артисте СССР Евгении Веснике. В память об отце, расстрелянном в годы Большого террора, он поставит в 1990 году на сцене Криворожского театра им. Т. Г. Шевченко драму «Чистка» по пьесе журналиста Валерия Козака - заместителя редактора городской газеты «Червоний гірник».
... Первая половина ХХ века была временем идеалистов - людей, не стремившихся жить для себя. Таким вошел в историю Страны Советов Яков Весник - уроженец Пинска - полесской столицы Беларуси. Сын купца 1-й гильдии, в 19 лет, успев отслужить в армии, отправился в Швейцарию, где поступил в Лозаннский университет. Получить высшее образование ему помешала Первая мировая война. Служил в пехотном полку. В одном из боев в Восточной Пруссии был тяжело ранен. После госпиталя оказался в Петербурге и, сам того не ведая, приблизился к эпицентру предстоящих революционных событий.
В дни февральской революции 23-летний Яков Весник возглавил добровольный отряд красногвардейцев - вооруженное формирование большевиков. В июле 1917 года он уже был комиссаром почты и телеграфа Выборгского района. С первого дня организации Красной армии большевик Весник - в ее рядах. С ноября 1918 года по май 1921-го комиссар первого ранга входил в состав Реввоенсоветов. Был награжден двумя орденами Красного знамени РСФСР и Азербайджанской ССР.
Участие в заключительном этапе Гражданской войны едва не закончилось для него трагедией - тяжело раненому Якову из-за начавшейся гангрены грозила ампутация обеих ног. В бакинском госпитале за ним старательно ухаживала молоденькая медсестра Евгения Немечек - обрусевшая чешка. Перед сложной операцией девушка призналась Веснику в любви и поклялась, что независимо от исхода оперативного вмешательства, готова быть с ним всю жизнь. Слава Богу, все обошлось, и они поженились.
В 1923 году в Петербурге у четы Весников родился сын Евгений. Яков Ильич проживет со своей верной спутницей Евгенией Эммануиловной долгие годы яркой жизни, шесть из которых связаны с Кривым Рогом.

Мы наш, мы новый мир построим
До середины 1920-х Весник будет состоять в рядах Красной армии. Многолетняя воинская служба тяготила его. И он все чаще стал обращаться в различные инстанции с просьбой перевести его на хозяйственную работу. В одном из прошений напишет: «В мирный час я теряю время, энергию и волю из-за того, что занят чуждым делом, тогда как имею данные к работе производительной».
В конце концов государство, за которое он добровольно пошел бороться еще в 1917 году, просьбу удовлетворило. В 1927-м Весника командировали в распоряжение ЦК ВКП(б). К тому времени партия уже вынашивала первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР на период 1928-1932 годов, чтобы СССР из аграрной страны превратился в державу индустриальную. Одновременно началось и массовое обучение представителей класса-гегемона - коммунистов и рабочих - инженерным профессиям, дабы избавить советские предприятия от «буржуазных специалистов-вредителей».
Весника, получившего мало-мальские знания в университете Лозанны и на механическом факультете Петроградского политехнического института, посылают учиться на Высшие инженерные курсы. После успешного их окончания был командирован за границу. Занимал руководящие должности в торговых представительствах СССР в США, Швеции, Германии - индустриализация страны требовала современной техники.
Трудовой автограф Весника стоит на многих промышленных объектах первой пятилетки: прокатных станах Магнитки, цехах металлургического завода в Кузнецке, бакинском нефтепроводе, Риддеровских рудниках, на которых добывали полиметаллы (Восточный Казахстан). Но главным делом его жизни станет строительство Криворожского металлургического завода, который ему поручат возводить 15 июня 1931 года. Проделанную им работу отметят в 1936 году орденом Ленина. В это же время начнется и травля талантливого руководителя.

Не нашёл общий язык с партийными чинушами
12-2Помните известную поговорку, которую якобы когда-то изрек Иосиф Сталин: «Был бы человек, а статья найдется». Во времена политических репрессий, особенно в период Большого террора 1937-1938 годов, от несправедливого ареста, лагерей и смертной казни не был застрахован никто, ведь целью террора было сломать всех, убить саму возможность иметь собственное мнение.
У Якова Весника оно было. Образованный, знавший три иностранных языка, директор КМК, способный самостоятельно мыслить и принимать решения, пользовался репутацией компетентного хозяйственника (входил в Совет Народного комиссариата тяжелой промышленности СССР), обладал прямым характером, не боялся открыто высказывать свое мнение. А еще Яков Ильич, как и другие директора строящихся крупных промпредприятий, был дружен с наркомом Орджоникидзе, мог докладывать о нуждах производства напрямую, имел широкую автономию по отношению к региональной власти, что, естественно, вызывало недовольство партийных бонз Днепропетровска и Кривого Рога.
Для Менделя Хатаевича и Ефроима Левитина, первых секретарей Днепропетровского областного и Криворожского городского комитета ВКП(б) Украины, Весник был как бельмо в глазу. Но просто так с коммунистом с 1917 года, героем Гражданской войны, успешно воплощавшим директивы партии в жизнь, не расправишься. Чтобы его приструнить, нужны были веские доказательства вины. На руку партийным бонзам сыграла подготовка к первому из трех московских открытых процессов - по делу «объединенного троцкистско-зиновьевского центра». Одним из главных обвиняемых на этом судилище станет Е.А. Дрейцер, работавший на момент ареста заместителем директора завода «Магнезит» в городе Сатка (Челябинская обл.), а до этого немногим более полугода занимавший пост коммерческого директора «Криворожстроя». Тогда Яков Ильич из жалости взял своего давнего знакомого на работу.
19 августа, в день начала Московского процесса, в «Правде» появилась очередная критическая статья, в которой Весника обвинят в «превращении КМЗ в плацдарм для контрреволюционной деятельности троцкистов». Через неделю Дрейцера, бывшего начальника охраны Троцкого, расстреляют, а Весника за «прямое пособничество врагам народа» исключат из партии. Правда, спустя десять дней, после вмешательства Орджоникидзе, восстановят в членстве ВПК(б).
Увы, постановления Политбюро от 31 августа и личные телеграммы Сталина некоторым директорам заводов лишь создавали иллюзию неприкасаемости. О продолжающейся «охоте на красных директоров» Весник напишет в письме «вождю народов», датированном 1 декабря 1936 года. Пять страниц машинописного текста содержат немало интересных фактов. Из-за нехватки газетной площади приведем лишь его заключительную часть:
«В общем, отношение ко мне в области непартийное. Чего я хочу? Мне только одного хотелось бы - вытравить в себе нынешнюю тяжесть; и раньше было нехорошо от таких отношений, а теперь совсем это невыносимо, когда ни о ком не должно быть недомолвок, лицо каждого партийца должно быть особо ясно, наши ряды должны быть особенно монолитны, дружны. Мне хотелось бы по-прежнему всему уйти в выполнение полученной очередной директивы партии, оформить в данный момент шире и крепче новый промышленный и культурный центр в Кривом Роге, добиться, чтобы ежедневно надежно текли бы четыре-пять тысяч тонн чугуна или стали в социалистическую индустрию. Видеть, как люди растут и крепнут вокруг этого нового социалистического завода. Вот и все, что хотелось бы. Откровенно говоря, еще хотелось бы принимать более активное участие во всей политической жизни партии, ибо я ведь не чиновник, а революционер… Дефектов в себе я много чувствую, но я вполне твердо знаю только одно, что я заслуживаю Вашего доверия и что всякое поручение ЦК я буду выполнять, употребивши на это все свои силы до конца. С коммунистическим приветом, преданный Вам Я. Весник. 1/XII 1936 г.»
Об ответе на письмо ничего неизвестно. Зато из истории мы знаем, что после загадочной смерти Орджоникидзе под ударом оказался практически весь директорский корпус Наркомата тяжелой промышленности СССР. Маховик репрессий зацепит и партийную номенклатуру. В первую очередь тех, кто с «красными директорами» находился в контакте. 9 июля 1937 года был арестован Хатаевич, на следующий день - Весник. Очередь до «оппозиционера» Левитина, который после 1917 года имел неосторожность примкнуть к партии меньшевиков-интернационалистов, дойдет в мае 1938-го. Всех выше перечисленных расстреляют.
13 ноября 1937 года Сталин, Молотов, Каганович и Ворошилов утвердили представленный НКВД СССР «Список лиц, подлежащих суду Военной Коллегии Верховного суда СССР по Украинской ССР» - врагов народа первой категории (она означала расстрел). Седьмым в нем значился приговоренный к высшей мере наказания директор КМЗ Яков Ильич Весник. Так командарм индустрии в придачу к недавно врученному ордену Ленина получил пулю в затылок. Смертный приговор был приведен в исполнение 17 ноября.
P.S. В 1956 году супруги Весник (Евгения Эммануиловна как жена «члена семьи изменника Родины» отбыла в лагере восемь лет) были полностью реабилитированы. Яков Ильич - посмертно.

Святослав АЗАРКИН

Ночное свидание с отъезжающими

6-1Несколько лет назад я уже поднимал в «Пульсе» тему жизни ночного автовокзала. Писал о том, что она не менее насыщенная, нежели днём. Кроме автобусов разных мастей, пассажиров и встречающих, колориту серому зданию придавал разношерстный контингент. От бомжей и попрошаек до алкоголиков. А если учесть, что помещение тогда находилось в ожидании капитального ремонта, то представлялась жутковатая картина.
Сейчас я поднял эту тему только по одной причине. Мне снова пришлось воспользоваться услугами автовокзала и купить билет в один из украинских городов на ночной рейс.

Ничего не изменилось
То, что я увидел, меня сильно разочаровало. Утекло много воды, а мало что изменилось. Да, снаружи здание приобрело более современный вид. Если таковым можно считать невзрачный и стандартный материал, коим обрамили серые стены вокзала. Но от этого мало кто выиграл. Может быть, где-то в Конотопе или Апостолово оно бы и послужило образцом архитектурной мысли, но для большого индустриального города - это простое и неуютное строение, без мысли и с претензией на однотипность. К тому же уже обросшее красками местных мастеров граффити. А одно окно даже прикрыто деревянным щитом.
Что же касается помещения внутри, то пресловутое дежавю меня не покидало все время, пока я ожидал автобус. Те же две громоздкие лавочки и максимальное количество пустующих квадратных метров. С несколькими мерцающими банкоматами. С ужасающе мрачным полом постсоветских времен. И маленькой комнатой гигиены, закрытой на ночь.
Я знаю, что таким образом администрация вокзала пытается бороться с непрошенными гостями. Они любят устраивать здесь ночлежку, и после этого спертый воздух не выведешь ни одним дезодорантом. Но при этом все забывают о пассажирах, которые сидят не один час в ожидании своего автобуса и не решаются зайти в зал. Но наш народ изворотливый. Люди коротают время на улице перед перроном. А тем, кому места не досталось на скамейках, атакуют широкие цинковые подоконники. Летом ночью еще сравнительно тепло. А вот что будут делать зимой, одному Богу известно.
На перрон, такое впечатление, любят заезжать дальнобойщики. Яма на яме. Даже при отсутствии средств их можно элементарно засыпать щебенкой. И тогда никто не повредит ноги и не сломает колесики от большого чемодана.
В зале те же окошки и, наверное, те же кассиры, которые за это время стали чуть старше и злее. Все это мне бросилось в глаза в первые часы ожидания своего автобуса. Кстати, билет я покупал не через Интернет. Просто был рядом с автовокзалом днем и решил приобрести его непосредственно в кассе. Заказал билет, и кассир сообщила, что мой автобус приедет в полпервого ночи. Что меня вполне устроило. Я соглашаюсь и отсчитываю банкноты. Но, видно, уловив мое хорошее настроение, кассир добавляет: «Не удивляйтесь, если автобус будет позже. Это нормальное явление». В этой стране ко всему привыкаешь. И бардак уже воспринимается как должное. Я в ответ только улыбаюсь…

Сервис ещё тот…
Теперь про сервис пассажирских перевозок. Цены на автобус разные. Причем даже для тех, кто приобретал электронные билеты на одном сайте. У кого-то невероятная скидка, кто-то попал под акцию, а у кого-то цена прилично завышена. При мне молодые люди звонили на горячую линию и пытались прояснить эту ситуацию. Но там упорно молчали.
Мне рассказали, что в небольшие автобусы лучше не садиться. Проблема незаконно приваренных дополнительных кресел осталась и сейчас. Вот так покупает человек недешевый билет и пытается сесть на свое место. Колени упираются в впереди стоящее кресло, что очень неудобно. А ведь ехать не час, а значительно больше. И если прибавить к этому отсутствие кондиционера и штор на окнах, то это становится летом непозволительной пыткой для человека.
Чуть лучше ситуация в больших и комфортабельных автобусах. Но большая половина из них курсирует на запад. Ведь мы не хотим ударить в грязь лицом перед иностранцами. Подумаешь, до Кропивницкого или Днепра можно потерпеть всякие неудобства...

Ночная жизнь автовокзала
Приезжаю за час до отправления своего автобуса. В зале трое людей разложились на лавках, словно у себя дома на диване. Поэтому усаживаюсь на упомянутый мной ранее непрочный подоконник. И тут начинается ночное кино.
Ко мне подходит беременная цыганка, просит подать. Выгребаю мелочь из карманов. Говорит, что этого мало. Отвечаю, что все деньги на карточке. Нисколько не смущаясь, предлагает мне пройти к банкомату и снять для нее деньги. В наш диалог вторгается пожилая дама. Говорит, что цыгане совсем обнаглели, и она видела, как десять минут назад мужчина отдал ей пятьдесят гривен.
- На хлеб и молоко тебе хватит, иди отсюда! - прогоняет непрошенную гостью женщина.
Рядом сидят двое молодых людей и поедают пирожки, купленные в ночном ларьке.
- У тебя тоже несвежий. А ведь продавщица клятвенно заверила, что только что из печки, - говорит один из них.
В ответ приятель только усмехается:
- Она имела в виду из микроволновки.
Мимо проходит неопрятный мужчина. Останавливается напротив и начинает дико хохотать.
- Это наш местный дурачок. Я уже привыкла, - поясняет пожилая женщина.
Мужчина подходит к каждой урне, достает недопитую бутылку пива и делает глотки. Маленькая девочка еще плотнее прижимается к маме. Ей страшно. Недалеко от ларька двое бомжей начинают спорить из-за поднятого окурка. Кто-то включает громкую музыку в мобильном телефоне и пытается танцевать под нее. Просыпаются местные дворняги и заливаются громким лаем. Ночь, и без того томная, продолжает дарить свои сюрпризы.
На перрон выходит диспетчер с взлохмаченными волосами и воспаленными глазами и устно сообщает о том, что автобус на такой-то рейс задерживается на один час. Я внутренне начинаю сопереживать несчастным пассажирам. Некоторые возмущаются. Кому-то на поезд, а кто-то по прибытию в другой город должен пересесть на следующий автобус. Диспетчер лишь разводит руками. Я тогда еще не знал, что мой рейс задержится на два с половиной часа. А когда узнал, то дико захотелось вернуться домой. Очень уж утомительной показалась мне игра в транспортную рулетку.
Спасение нашел в мобильном телефоне, открыл Интернет и погрузился в интеллектуальный транс.
После часа ночи автобусы стали прибывать один за другим. И хотя в билете значился номер моей платформы, я все равно подходил к каждому из них и всматривался в табличку на лобовом стекле, ведь о прибытии каждого никто не сообщал в микрофон.
На перроне очень много молодых людей. Судя по тому, что они садятся в автобусы с конечным пунктом в Варшаве, едут на заработки. Или на учебу. Другая категория людей - отпускники. У них и настроение совсем другое, и пиво пьют в неограниченном количестве.
- Вот едем в Бердянск, море и все такое. Водитель пообещал и расселение. Мы за это ему процент дадим. Утром уже будем на месте, поэтому за автобус не заморачиваюсь. Какой дадут, на том и поедем. А то, что задерживается на полтора часа, так ничего, переживем, - рассказывает мне один из пассажиров.
На перроне снова появляется диспетчер и уже хриплым голосом сообщает об очередной задержке одного из рейсов. Затем поднимает обертку из-под мороженого и бросает в урну.
- Не люди, а свиньи! - бормочет себе под нос и почему-то бросает гневный взгляд в мою сторону. Потом скрывается за железной дверью.

Некоторые нюансы
Подглядел я и за процессом подписания маршрутного листа. Каждый водитель после прибытия подходит к окошку и стучит в него. Диспетчер приоткрывает… москитную сетку и забирает лист. В это время водителя окружают люди. Им не повезло купить билет на желанный рейс. Поэтому предлагают войти в их положение за любые деньги. Некоторые даже готовы ехать шесть часов стоя, только бы не торчать на автовокзале всю ночь.
Какой-то пожилой мужчина возмущается:
- Вот купил билет на автобус. А место не указано. Написано - на свободное. А если не будет этого свободного места? В чем проблема его указать? Не понимаю!
Знаете, как диспетчер узнает о задержке автобуса? Естественно, водителю напрямую она не звонит. И по навигационной системе не отслеживает местонахождение транспорта. Ее попросту нет. Она звонит, например, в Днепр и спрашивает у своего коллеги, стоит у них нужный автобус или уже уехал. Там отвечают, что еще даже не приезжал. Тогда диспетчер просчитывает среднюю скорость автобуса в пути, состояние дороги и настроение водителя. И выдает «на-гора» информацию о том, на сколько опаздывает автобус. Высшая математика да и только.
Наконец-то приходит мой автобус, я занимаю свое место и благополучно засыпаю еще до того, как он начинает свой путь…

Дорога домой
Сразу по прибытии в другой город я отправился к билетным кассам, чтобы приобрести билет назад до Кривого Рога. Дальше мой дословный диалог с кассиром:
- Мне нужен на сегодня билет до Кривого Рога.
- Есть на 11.30.
- Я не успеваю. Позже можно?
- Есть на 17.00.
- Хорошо, меня устраивает, - расплачиваюсь.
- Вот билет на 17.00. Но хочу вам сразу сказать, что этот автобус не появляется здесь уже два дня. Причина неизвестна. Но вам, может быть, повезет.
- Давайте я не буду рисковать. Дайте мне билет на другое время.
- Хорошо, но вы потеряете в деньгах, если сдадите билет.
- Зачем вы его тогда мне продали, а потом только сказали, что автобус может не приехать?
- Молодой человек, у вас своя голова на плечах, думать надо!
В итоге я вернул билет, потеряв небольшую сумму денег. Купил на следующий, правда, дороже, на более позднее время и проходящий. В чем подвох, я понял позже. Его конечным пунктом был Железный Порт. И 90% пассажиров отправлялись именно на этот славный курорт на Черном море. Приехать они должны были в четыре утра. Но еще до отправки отдыхающие шутили с водителем, что если автобус приедет к семи утра, будет тоже неплохо, ведь тогда не надо будет торчать ночью в селе, а по приезду можно сразу искать жилье. Зря они волновались. Водитель и не торопился. Сначала в этом же городе заехали на второй автовокзал. Там долго ждали какого-то пассажира. Потом сорок минут выезжали из города. И как только пересекли черту, заехали на автозаправку. Еще на полчаса.
Сама езда тоже не принесла удовлетворения. Ведь все ехали на море. Мужская половина опустошала пивные бутылки, женщины громко обсуждали купальники, дети орали. Хотя автобус был и большой, но кондиционер в нем не работал. Заснуть я так и не смог, потому что большие и суровые мужчины не дали никому закрыть единственный люк в автобусе, и холодный ветер всю дорогу мне обдувал лицо и таким же неудачникам, которые сидели позади злосчастного люка.
Единственное, что грело, так это состояние дороги. Оно было просто идеальным. Достойный ответ тем, кто сомневается в том, что мы семимильными шагами приближаемся к Европейскому Союзу. А все остальное можно пережить. Мы к этому уже привыкли. Не так ли?!
В Кривой Рог я въехал с двухчасовым опозданием. На перроне нас встречали гневные взгляды новых пассажиров.

Егор ДОБРЫДЕНЬ

В Кривом Роге когда-то было 45 шахт

11-1В последнее воскресенье августа отмечается День шахтёра. Для Кривого Рога этот праздник особенный. Ведь именно в нашем городе проживает немало людей этой тяжёлой профессии, именно у нас добывают железную руду.

Подробнее: В Кривом Роге когда-то было 45 шахт