Один-единственный

06 1Эта трагедия случилась в конце прошлого года. Пресс­служба спасателей тогда о ней сообщила кратко: в результате пожара, который произошёл в доме, расположенном по улице Днепропетровское шоссе, погибли трёхлетний ребёнок и мужчина. По предварительным данным, мать с ребёнком пришли в гости к своему знакомому, у которого женщина приняла решение переночевать. Вечером взрослые ненадолго вышли из дому на улицу, в это время произошло короткое замыкание проводки в помещении и начался пожар. Мужчина бросился спасать малыша, в результате чего погиб сам...

28­летняя Алена Гонзар ­ женщина, на глазах которой в тот злополучный зимний день сгорел ее малолетний сын Даня.
­ -Тот день, верне, вечер, я буду помнить всю жизнь, ­ говорит сегодня она. ­ Саша, то есть Александр Кобец, был не просто моим знакомым, он был моим гражданским мужем. Работал сторожем на СТО. В тот вечер я вместе с Даниилом понесла ему ужин на работу. Пока он кушал, сын, сидя на диванчике в сторожке, смотрел мультики по телевизору. А потом как­то незаметно уснул. Было часов восемь вечера. Он у меня всегда рано засыпал... В помещении стало холодно. Саша попросил меня, чтобы я ему помогла подкинуть дров. Дело в том, что в камин, что отапливал помещение, дрова нужно было подбрасывать со стороны улицы. То есть нужно было выйти из сторожки и обойти ее. Я оделась, и когда мы уже выходили, заметила, что элект­роплитка включена в розетку, а на ней ничего нет. Спросила еще у Саши, мол, для чего ты ее включаешь, а он просто махнул рукой.
Мужчина и женщина вышли из сторожки, обошли помещение, и тут...
­ -С той стороны, с которой мы подбрасывали дрова, есть окно, через которое я увидела, что горит комната, ­ с трудом сдерживая слезы, вспоминает Алена Гонзар. ­ Саша тоже это увидел, оттолкнул меня в сторону и побежал за ребенком. Когда он открыл двери, я услышала как треснуло и выпало окно. А потом увидела, что муж горит.
Как потом объяснили женщине пожарные, когда открылась дверь, огонь вырвался наружу и сразу же охватил человека, который вспыхнул словно факел. Александр Кобец умер возле двери.
­ -Он горит ­ я кричу, ­ вспоминает женщина, ­ и вызываю пожарных. Они долго ехали. Мне показалось, что целую вечность. Там, в домике, в котором бушевало пламя, был мой ребенок, а я ничего не могла сделать. Я просто кричала.
Когда приехали пожарные, сторожка была полностью объята огнем. Сегодня Алена Гонзар обвиняет спасателей, что они не сразу начали тушить пожар, а подождали несколько драгоценных минут, когда возгорание станет меньше, и лишь тогда развернули пожарный рукав и стали заливать пламя водой. Винит их и в том, что они не разглядели на земле тело ее мужа. Делали свою работу, даже не обходя труп. Но тут же добавляет, что в тот момент была неадекватна.
­ -Приехала «скорая», ­ вспоминает она. ­ Мне сделали, наверное, с десяток уколов. Я спрашиваю у пожарных: «Там есть кто живой?», а они молчат. Я на них кричу как сумасшедшая: «Вы же люди, скажите мне что там, кто остался жив?», а они молчат. И только потом подошел милиционер и сказал мне, что там есть два трупа. Мой сынок сгорел около окна, а муж ­ на пороге. Я спросила, могу ли их увидеть, а он мне ответил, что мне не нужно этого видеть... На следующий день я поехала в пожарную часть, где мне показали фотографии с места трагедии. На них я увидела обожженные до неузнаваемости тела... Хоронили мы Даню и Сашу в закрытых гробах. Мой сыночек покоится вместе с моими родными на кладбище старого рудника (поселок Горький ­ прим. авт.). А потом было заключение судмед­экспертов ­ сынок сначала задох­нулся, а потом сгорел.
­ -Вы вините себя в произошедшем? ­ спрашиваю у нее.
­ -Конечно, виню, что оставила Даниила одного. Каюсь. Знаете, он мне постоянно снится. Просыпаюсь, думаю, что он рядом со мной. А его нет. Он у меня один­единственный... Был. Такой симпатюля. Больше такого не будет. Я к батюшке хожу. Молюсь, исповедуюсь. Постоянно думаю, а вдруг попустит? Но не помогает. Понимаете, не помогает... Говорят, что время лечит. Только, наверное, это не про меня. Этот камень на сердце останется навсегда.
­ -Простите, а родной отец мальчика... Он знает, что произошло?
­ -Знает. И винит меня. И он прав ­ я виновата. Я обязана была быть вместе с сыном. И родные мои меня винят. У меня есть мама и сестра. Сестра, считай, его и вырастила. У меня трудности были. С работой не все в порядке, жилья не было. Она мне очень с Даниилом помогала. А в январе 2014­го я познакомилась с Сашей и ушла к нему жить с сыночком. И вот такое произошло. Сейчас с сестрой живу. Приняла она меня. Хотя ей тоже нелегко ­ Даниил ей как сын был. Она время от времени напоминает мне, что по моей вине погиб мой малыш. Или я сама об этом говорить начинаю. А так все хорошо. Живем мирно.
Пусть эта история, которую рассказала Алена Гонзар, станет уроком для тех родителей, которые оставляют своих детей дома одних. Чтобы они понимали, что иногда хватает и пяти минут, чтобы произошло непоправимое. Ведь не только на своих ошибках учатся, но и на чужих, не так ли?

Елена ЧЕРНИЧКИНА