В Кривом Роге прошла «ночь вандалов»

В ночь с субботы на воскресенье в Кривом Роге были разрушены три памятника - Артёму (на площади Артёма), Карлу Либкнехту (перед бывшим кинотеатром «Юность») и Дзержинскому (на одноимённой площади)

06 1Первая мысль, когда узнала эту новость, ­ ленинов не осталось, вот и принялись за другие памятники.
Для меня, как криворожанки, эти памятники ­ не дань нашему бурному революционному прошлому. Для меня они то, с чем связаны мое детство и юность. Мои воспоминания.
Памятник Артему. Когда-­то я занималась танцами в одноименном ДК, перед которым и установлен этот памятник. Встречалась здесь со школьными друзьями в свободное от учебы время. Фотографировалась на память со своими партнерами по танцам после очередной победы в каком-­нибудь конкурсе. А когда прозвенел последний в моей жизни школьный звонок, именно в парке им. Артема мы провели с одноклассниками незабываемый день после школьной линейки. На фоне памятника Артему мы сделали свою последнюю совместную фотографию.
Памятник Дзержинскому. О! С Феликсом Эдмундовичем связаны мои бурные студенческие годы. Именно на Дзержинке, возле Железного Феликса, мы ­ студенты института ­ «набивали стрелки», чтобы после учебы где-­нибудь собраться и посидеть. Сейчас многие из нас разлетелись по разным городам и странам, но когда я проезжаю мимо этого памятника, воспоминания просто захлестывают и я снова возвращаюсь в юность.
Памятник Карлу Либкнехту. С ним связана вся моя жизнь. Ведь именно в двух шагах от этого памятника я живу. Как и мой сосед ­ начальник УВД города Андрей Гречух. Возле этого памятника, в далеком теперь уже детстве, мы встречались с подругами, чтобы сходить в кинотеатр «Юность». На детский сеанс. По 10 копеек. (Андрей Алексеевич наверняка тоже ходил сюда «в кино»). Именно здесь мне назначил первое свидание мой будущий муж.
А сейчас у меня просто отобрали эти воспоминания. Думаю, не только у меня, а и у каждого из тех, для кого Кривой Рог ­ самый лучший город на земле. Я не знаю, кто отобрал. Но наверняка не тот, кто вырос и живет в этом городе. Потому что только «заезжие варяги» могут так плюнуть в душу тем, кто здесь родился и вырос.
Я не понимаю, чем руководствовались вандалы, когда выбирали, какие именно памятники им уничтожать.
Дзержинский. По роду своей деятельности я часто бываю в кабинетах наших правоохранителей. От простого участкового до начальника райотдела. Практически в каждом из них есть портрет или бюстик человека, который в послереволюционные годы боролся с криминалитетом. Есть, потому что уважают. Потому что для наших милиционеров Феликс Эдмундович ­ не «символ тоталитарного прошлого», а тот, кто добросовестно делал свое дело. И на кого стоит равняться нынешнему руководству милицией.
Артем. Тут вообще непонятно. Человек, который в тяжелейшие для страны 1917-­1919 годы (революция, Первая мировая война) не пел «вихри враждебные веют над нами», а возрождал промышленные регионы Донбасс и Кривбасс. В его честь в Украине даже установили огромный памятник, который, словно Статуя Свободы над Нью-­Йорком, возвышался над Донбассом. Кто не знает: одна из версий гибели Артема ­ слишком «небольшевицкий» он был, поэтому и стал неугоден Сталину.
Карл Либкнехт. Возле его памятника еще недавно росли четыре большие ели, три из которых прошлым летом рухнули, когда над Саксаганским районом пронеслась буря. Елки эти закрывали своими ветвями «Карлуху» (как уже давным­-давно называют немецкого революционера местные жители), а когда их не стало, я отчего-­то подумала: «Ну вот, теперь стоит наш Либкнехт как тополь на Плющихе. На виду у всех. Обязательно его разобьют». И как в воду смотрела.
К слову. Пару лет назад была в Берлине. Прогуливаясь по центральному проспекту города, названному, кстати, в честь главного идеолога всех революционеров Карла Маркса, набрела на памятник его крестника, одного из основателей Коммунистической партии Германии Карла Либкнехта. Вот скажите, почему в Европе, в которую мы так стремимся, не сносят памятники, не переименовывают проспекты, не покушаются на памятники в честь советских солдат? Наверное потому, что европейцы помнят и берегут свою историю...
И еще. Во всех крупных городах мира ежегодно проходит мероприятие под названием «ночь музеев». В эту ночь музеи открывают свои двери для всех желающих. А в нашем городе отчего-­то традиционными стали «ночи вандалов». Причем не раз в году, а намного чаще.
От редактора. В понедельник утром «Пульс» сделал официальный запрос начальнику криворожской милиции, полковнику Андрею Гречуху. Мы поинтересовались у него, обращались ли в милицию криворожане, чтобы предупредить о данном акте вандализма и какие он предпринял меры, чтобы его не допустить (натолкнула на мысль новость о том, что в Запорожье в прошлую субботу пытались снести памятник Ленину, но милиционеры не дали этого сделать). Спросили и о том, ищут ли его подопечные, у которых бюстики и портреты Дзержинского в кабинетах, вандалов? Андрей Алексеевич на запрос не ответил.

Елена ЧЕРНИЧКИНА