Умереть в больничной очереди

По словам родни, пожилой мужчина почувствовал себя нехорошо в 16-й горбольнице, упал и потерял сознание, но медперсонал не оказал ему своевременной помощи. Стало ли это причиной его смерти, которая наступила уже через три часа? Дочери участника боевых действий Владимира Синенко обратились в газету за справедливостью. Разбираемся в этой истории вместе с ними и работниками больницы.

Primalna viddilenya

Эта печальная история случилась 29 апреля.

За несколько дней до этого пенсионер Владимир Синенко стал жаловаться на боль в грудной клетке, одышку и кашель. Его старшая дочь сходила к терапевту, объяснила ситуацию, перечислила симп­томы… Ввиду кашля врач выписала пожилому человеку направление в рентгенкабинет, куда утром 29 апреля дедушка и отправился на такси вместе с младшей дочерью Светланой.

Возле рентгенкабинета в 9 часов утра Владимир Синенко потерял сознание. И дочь пенсионера, и люди, стоящие в очереди, начали звать медработников на помощь. Ближайшей была медсестра, делавшая флюорографию пациентам, но она на просьбы не откликнулась - как раз проводила процедуру.

В «скорую» звонить не стали - случилось-то всё на территории больницы! Рентгенкабинет (вход в него отдельно с улицы) соседствует с поликлиникой (ныне ЦПМСП), а наискосок, метрах в ста - находится вход на приемный покой 16-й больницы. Дочь бросилась по кабинетам поликлиники - безрезультатно. Кто-то из стоящих в очереди сбегал на приемный покой, объяснил тамошним медикам ситуацию. Но там тоже сразу не отреагировали - у них в разгаре был процесс оформления больных на стационар по направлениям.

В отчаянии кто-то все же позвонил в «скорую помощь». Но там, узнав, что больной находится на территории больницы, приехать отказались, посоветовав обратиться сразу на приемный покой.

- Я была в шоке! - рассказывает Светлана. - Ведь никто не спешил оказывать моему отцу помощь, несмотря на то, что мы находились непосредственно на территории больницы! В итоге суматошной беготни по этажам и моих мольб спустилась-таки врач-терапевт из поликлиники, осмот­рела больного, измерила давление и сказала, что отцу надо на приемный покой. Он уже пришел в себя, я дала ему нитроглицерин - препарат всегда со мной, так как у папы уже были серьезные проблемы с сердцем. Пока я старалась найти в больнице того, кто окажет моему отцу помощь, успела прибежать с Окунивки (мы там живем) моя старшая сестра…

RengenjlogiaОт рентгенкабинета до приемного покоя 100 метров

 

В отчаянии я позвонила на горячую линию в Минздрав. И мне кажется, что именно этот звонок возымел действие, потому как минут через пятнадцать спустился заместитель главного врача ЦПМСП Белинский. Он тоже осмотрел отца и сказал, что позвонит на стационар, чтобы больного забрали в отделение терапии.

В итоге, помощь к старику пришла, по словам его дочери, аж через 1 час 40 минут после того, как ему стало плохо - на приемный покой пациент попал в 10.50 (это зафиксировано в его больничной карте). Там ему сделали электрокардиограмму, но сразу поднять в отделение не смогли - на приемном покое не было свободной каталки.

В общем, помощь оказалась запоздалой - в отделение терапии к врачу-терапевту Светлане Билей Владимир Синенко попал, по ее словам, около 11-ти часов.

- В анамнезе у дедушки уже было два инфаркта (в 2000-м и 2010-м) и недостаточность клапанов, - рассказывает она. -ЭКГ на приемном покое показало лишь ишемию, а вот уже у нас, на повторной, было явное ухудшение. Вторую кардиограмму мы решили сделать потому, что болевой синдром не проходил даже после введения препаратов. Между ними прошло минут двадцать.

Так как наш кардиолог сейчас на курсах, мы выз­вали специалиста из другой больницы. Отправили за ним машину, и уже в 12.20 он осмотрел пациента. Динамика была плохая - кардиолог сделал вывод: третий инфаркт - обширный (задеты четыре стенки), и порекомендовал перевод в специализированную 9-ю больницу.

Ввели пациенту морфин - это показано при инфаркте. Всё это время Владимир Синенко был в сознании, ясно изъяснял жалобы, но даже после морфина боль у него не сразу прошла. Также ставили капельницы, потому как шесть таблеток нитроглицерина, которые ему дала дочь, это много, а нитроглицерин имеет свойство снижать давление и развивать гипотонию.

Я не знаю точно, сколько пациенту не оказывалась помощь и по какой причине. У нас в отделении он был присмотрен. А вот на приемном покое время было упущено. Я шла на работу и как раз видела, что там в этот день было большое скопление людей, скорее всего из-за этого и были задержки. Помощь у нас в отделении была оказана вся, по протоколу... Если нет нашего кардио­лога, а у больного выраженный болевой синдром, то в таком случае вызываем реанимацию.

Я думаю, тут сыграли свою отрицательную роль и возраст, и третий по счету инфаркт. Человек помоложе - и тот в такой ситуации мог не выдержать… А тут еще и симптомы, которые длились у Синенко уже несколько дней: одышка, боли в грудной клетке, кашель. Как по мне, то при таких симптомах 81-летнему дедушке надо было вызывать на дом «скорую» и госпитализировать.

- Инфаркт может развиться в течение 20-30 минут, когда есть провоцирующие факторы. Третий инфаркт - это прогноз чаще нехороший. Кардиологическая бригада забрала Владимира Синенко еще живым, и скончался он уже по приезде в 9-ю больницу, - подытожила Светлана Анатольевна.

- Думаю, очередь на приемном покое и занятая каталка здесь совсем ни при чем, а вот черствость и халатность медиков - это точно, - уверена дочь Владимира Синенко. - Спасают в больницах людей только лишь в кино, в реальной жизни все иначе. Очень горько и больно, что так случилось. Да, мой отец в преклонном возрасте, да, перенес инфаркты, но это же мой самый родной человек! И если был хоть маленький шанс его спасти, то почему бы им не воспользоваться?! Ведь врачи, оборудование, препараты - всё рядом!.. Да, пусть конкретно в этом случае свою отрицательную роль сыграли и возраст, и предыдущие инфаркты. Но сам факт - человек теряет сознание в больнице и полтора часа ему не оказывают помощи, хотя до приемного покоя стационара - от силы 100 метров.

Медперсонал 16-й больницы данный случай халатностью врачей не считает и уверяет, что помощь была оказана в нужном объеме. Вот как комментирует ситуацию Светлана Харченко, заместитель главного врача по медицинской части, проводившая внутреннее расследование:

- Я говорила с одной из дочерей по телефону, мы провели внутреннее расследование. Кто в той ситуации мог оказать ему помощь? Рентген-лаборант занят - у нее как раз сложная манипуляция - ирригоскопия. А на приемном покое в этот день было очень много больных, а там только санитарка и фельдшер. Когда начался весь переполох и мне сообщили о случившемся, я дала указание доставить больного каталкой в отделение. Вообще эти функции в обязанности персонала приемного покоя не входят, то есть в данной ситуации мы не должны были ничего делать… А каталка была занята - наверх как раз поднимали лежачего больного. Каталка на приемном покое одна, еще есть сидячие кресла, но дедушка ведь был лежачим. Потому вышла такая заминка. Но она не могла быть больше часа - от силы минут сорок-сорок пять.

- У меня не укладывается в голове: как так - под окном больше часа умирает человек, а у них - другие пациенты, куча людей на приемном покое и всего… одна каталка для лежачих! - не может до сих пор прийти в себя дочь умершего Светлана.

И хоть такой причины смерти в медицинской терминологии нет, но между собой очевидцы этого события уже определились от чего погиб мужчина - от равнодушия тех, кто не соблюдает главной врачебной клятвы.

Ольга Ворон