Семейная династия

10-2Трудовые династии - явление почётное и заслуживающее уважения. В Кривом Роге они довольно-таки распространены - всё-таки промышленный город. Однако, есть одна прославленная шахтёрская династия, отдавшая родному городу практически половину тысячелетия.

437 лет общего трудового стажа - почти пять веков тяжелого труда.
Тяжелого, но не изнурительного. Ведь любимое дело не может быть в тягость.
История началась в 1929 году. Именно тогда в Кривой Рог приехал Сергей Минович Чирва и устроился работать на рудник имени Кирова. Он погиб в годы ВОВ, отказавшись от эвакуации, но его дело продолжили трое сыновей и две дочери.
Целых 37 лет шахтерскому делу отдал один из сыновей - Григорий Сергеевич. Он прошел путь от горного мастера до начальника шахты. Его сын, Геннадий Чирва, превзошел отца, начав карьеру длиной в 38 лет как простой рабочий.
- Раньше наша семья жила на территории шахты, - вспоминает Геннадий Григорьевич. - Дом был совсем рядом с административным зданием. Папа вечером на наряды в тапочках ходил. Была горничная у папы, убирала в доме, готовила. Извозчик. Выездная тачанка и две лошади, серые в яблоках. Вот такие удобства полагались.
О карьере отца Геннадий Григорьевич вспоминает с удовольствием:
- Папа поработал мастером, начальником участка, а потом 25 лет - начальником шахты. Его хотели директором рудника назначить, заместитель министра лично уговаривал. Много раз. Как только приезжал в Кривой Рог, пусть даже по другим делам, обязательно заезжал к нам. Тогда бабушка Нина готовила фирменный борщ, очень его замминистра любил, они садились и разговаривали. Но отец не соглашался. Работал он хорошо. Его ценили. И часто звали. Правда, на тех должностях нужно было образование, с которым у отца не сложилось. Он техникум закончил вечерний, а в институт так и не поступил… Работать надо было. Предлагали курсы двухгодичные, была возможность такая, за два года получить высшее образование, но все откладывал, откладывал. Работал.
Ответственное отношение к делу - это у них семейное.
- Вечерами сидели в беседке, - рассказывает Геннадий Григорьевич. - Вот тут на улице беседка была. В домино играли. И как-то к отцу в гости пришел энергетик с шахты, они сидели, сидели, и папа говорит ему: а поставь мне лампочку между спицами скиповой. Тот не понял, спрашивает, мол, зачем? Папа отвечает: так надо. Я вечером во двор выхожу, не вижу, колеса крутятся на скипе или нет.
Жизнь отца Геннадий Григорьевич запомнил как заполненную работой. В просторной летней кухне, что во дворе семейного дома, на стене висит громоздкий металлический проводной телефон - прямая связь с диспетчером шахты. Остался со старых времен. Сейчас, понятно, отключен. А когда-то использовался в случае экстренной необходимости.
Ответственность, необходимость быстро принимать взвешенные решения, постоянный контроль и работоспособность - вот основные принципы, которые Геннадий Григорьевич перенял от отца. Они же стали основой, на которой возникла вся трудовая династия.
Трудовой путь самого Геннадия Григорьевича оказался не менее успешным - от лопаточника (должность, которой уже давно не существует, одна из низших во всем производственном цикле) до главного инженера шахтоуправления.
- В шестьдесят пятом году я окончил школу, - о себе он говорит менее охотно. - Поступил в институт и после второго курса пошел на практику. Ну, как на практику. Не было там практики как таковой. Я просто пришел к отцу и говорю: можно поработать? Тот кивнул: ну, приходи, если хочешь. Я и пришел. Начальник вызвал, мол, пиши заявление. Диктует: прошу оформить на шахту, такой-то участок, и потом замолчал. Я спрашиваю: кем оформить? А он смеется, кем-кем, лопаточником! Вот так я и начал.
- Ни одной ступеньки карьерной лестницы не пропустил! - с гордостью признается он.
Как и его сын.
Антон Геннадиевич Чирва в настоящее время занимает пост отца. Говорит, что при выборе профессии ни секунды не раздумывал и не сомневался:
- С шести-семи лет каждые выходные я просыпался в шесть часов утра и ездил с папой на работу. Рабочий день, как и положено, начинался с буфета. Как сейчас помню: заходишь в быткомбинат, и сразу направо - буфет. А значит, двухсотграммовый стакан сметаны и коржик. Папа шел уже на наряды, на второй этаж. Вот так проходили все мои выходные. А потом закупили компьютеры, и стало еще интереснее.
Члены трудовой династии за почти половину тысячелетия семейного стажа занимали в шахте, кажется, все возможные должности.
А вот сын Антона Геннадиевича с выбором профессии еще не определился. Однако отец уверен в одном: если строить свою жизнь на принципах и ценностях, которые не подвели на протяжении столетия, то все сложится хорошо.

Антон Мостовой